Электронная библиотека

вот въезжают и рыцари. В голове их командор Везенберга Гарткнох: он прост

как страус, которого перьями так хвалится; подле него на готической лошади

галопирует дерптский фогт Цвибель; сквозь его прозрачность [Seine

Durchlaucht. Его светлость, его прозрачность - немецкий титул. - Примеч.

автора.] можно видеть звезды на небе и на щите его, только не в голове.

Сзади их толстый фрейгер Фрессер на такой тощей лошади, что на костях можно

шляпу повесить и принять ее за тень седока... Он заложил женино ожерелье,

чтобы сделать своему коню серебряные подковы... Далее...

Эдвин бы не кончил биографической своей сатиры, если бы рыцарь Буртнек

не разлучил его с доктором, позвав того к себе.

Рыцари, при звуке труб и литавр, по двое въезжали за решетку, крутили

тяжелых коней своих, кланялись дамам, склоняли копья перед гермейстером.

Кирасы их не отличались приятностью рисунка; щиты и нашлемники и длинные

попоны коней украшены были такими геральдическими птицами, зверями и

травами, что свели бы с ума всех натуралистов мира. Но все это блистание

лат, пестрота перьев и шарфов, шитье чепраков и попон, ржание коней,

бренчание сбруи и плески и разнообразие кругом - все изумляло странностию,

было дико, но пленительно.

И вот герольды прочли уставы турнира, и рыцари выскакали вон, оставя

место для бою. Снова звучит труба, и уже копья ломаются на груди

противников, и выбитые рыцари ползают в пыли от тяжести лат более, чем от

силы ударов. Часто своевольные кони разносят их, и копья поражают воздух;

часто, стукнувшись лбами, они путаются в сбруе другого и, как петухи, ловят

промах врага. Вот уже рижский рыцарь Гротенгельм дважды остался победителем

и взял в приз золотой шарф из рук царицы красоты. Трубы прогремели ему туш,

- народ приветствовал кликами. Тогда только выехал гордый Унгерн,

который будто презирал легкие победы и ждал, чтобы другой увенчался ими для

украшения его триумфа. Они слетелись, сшиблись, и Гротенгельм покатился

через голову с копем своим. Забавнее всего был удар копья Ун-гернова: он

повернул шлем Гротенгельма налево кругом, и тот, вскочив на йоги, долго не

мог из него высвободиться, задыхаясь и ничего не видя. Смех и рукоплескания

полетели со всех сторон. Унгерн остался, ожидая противников.

Бросив повода и опершись на копье, величаво стоял он среди площади.

Трубы гремели, герольды вызывали охотников, но сила рыцаря ужасала, -

никто не являлся.

Все дамы, все зрители восклицали: "Отдать Унгерну награду, отдать

лучшему, храбрейшему!"

- Отворите! - закричал неизвестный рыцарь, приближаясь, - и в то же

мгновение, не дожидаясь, покуда отворят решетку, он сжал в шпорах коня и

стрелой перелетел через нее.

Хвост разом осаженного коня лег на землю, по рыцарь не шевельнулся в

седле, только перья со шлема раскатились по плечам и снова вспрянули от

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки