Электронная библиотека

симметрическую посадку, а ей не с кем пересудить соседок: заметить, что у

той-то худо накрахмален воротник, что у того-то растрепаны перья или

чересчур нафабрены усы. Какое противоречие - гермейстер и Минна!

- Тут не противоречие, а доказательство, что радость и скука - самые

близкие соседи, - отвечал Эдвин. - Но, доктор, вы просили меня показать вам

кое-кого из женщин и мужчин ревельских, - следуйте же своими взглядами за

моими. Вот эта разряженная дама, например, очень похожая на корабельную

статуйку, - жена ратс-гера Клауса; она, говорят, в самом деле ворочает

рулем нашей думы и не раз сажала наш курс на мель. Подле нее примерная

чета: бургомистр Фегезак с дражайшей своей половиной; они горят одною

страстью - к стеклу, то есть он к стакану, а она к зеркалу. Эта карманная

дамочка, которая, говоря без умолку, вешается на шею толстому своему мужу,

будто колокольчик на шею к волу, - дворянка Зегефельс. Он, сказывают, взял

маленькую жену для того, чтобы она не достала водить его за нос, зато

теперь ушам больно достается. Кстати об ушах... Тот молодчик, кажется,

прячет их длину в высокий фрез свой, - это ландрат Эзелькранц; за ним сидит

певица фрейлейн Лили-ендорф; знатоки говорят, что голос ее есть смешение

соловьиного с совиным; а воздушная соседка ее, у которой лицо и платье

расцвело радугою, - баронесса Герцфиш. Ей бы давно пора с нашего неба.

Далее видна любовница командора Цангейма... Не дивитесь, что она сидит выше

его жены: это у нас не редкость. Там две сестрицы...

- ПОлно, пОлно, Эдвин, о женщинах. Я знаю, что о скромных сказать

нечего, о хорошеньких не для чего говорить, а прочие мне наскучили. Теперь

очередь до господ. Кому, например, принадлежит эта головка, лежащая на

огромном испанском фрезе, как на блюде яблоко?

- Всем, кому угодно, доктор!.. Он отдает ее на подержание за сходную

цену. Это промотавшийся дворянин Люфт; он сочиняет надгробные надписи и

свадебные песни, проекты рыцарям для впадения в землю неприятелей и для

свидания с женами приятелей; смотрит в зубы лошадям, сводит купцов и лечит

охотничьих собак... Это самая светлая голова изо всего Ревеля.

- Недаром же вокруг нее коленкоровое сияние. Но кто этот в пух

разубранный рыцарь... с соколом на руке, обвешанный лентами и пуговицами,

как свадебный конь?

- Это мученик и образец щегольства... Фогт фон Ту-лейн... В гардеробе

своем он, кажется, не советовался с указом Плеттенберга: [Гер. Плеттенберг

в 1503 году издал, для удержания роскоши, указ, в коем предписал простоту в

платье и уборах всех сословий; по это осталось без действия. - Примеч.

автора.] шейная цепочка его весит ровно в тридцать фунтов, и посмотрите, в

какие перстни закованы его пальцы! Он имеет вес между рыцарями.

- Ну, а тот, с бекасиною фигурою, низенький?

- И низкий человек? Это продажная душа, вицбе-трейбер Рабешнтраль. Но

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки