Электронная библиотека

- И быть полосатым шутом, - тихо примолвил доктор.

- Знатная мысль! - воскликнул Доннербац, хлопая в ладоши. - Вот, что

называется, соглашаться, не сказав "да". Зато лиловую полосу я сделаю шире

остальных вместе.

- Милости прошу присесть, господа, - говорил Бурт-нек Доннербацу и

Эдвину, которого он ласкал по сердцу и по золоту. - Вас, рыцарь, на

сегодняшний вечер я жалую министром ее красивого величества - моей дочери;

растолкуйте ей должность царскую, а ты, милый Эдвин, постарайся, чтобы

царица не забыла нас, простых людей. Мне надо поговорить о деле.

Молодежь уселась в одном углу близ тетушки без речей, а доктор и

Буртнек в другом присели к столику.

- Добро пожаловать, старая кукушка, - сказал барон входящему Фрейлиху,

рассылыцику гермейстера, - добро пожаловать, если твое явление не

предвещает худа!

- И, батюшка, ваша высокобаронская милость! Что вздумали, - отвечал

коротенький рассыльщик, закладывая перчатки за украшенный бляхою пояс и бич

за раструб сапога. - Я ведь как деревянная кукушка, что над часами в

ратуше, так же часто и так же верно вещую на прибыль, как и на убыль.

- Что же нового, Фрейлих?

- Чему быть новому на этом старом свете, г. барон? - продолжал

словоохотливый немец, развязывая сумку. - У меня даже для завтрашнего

праздника и повой шапки нет, даром что старую износил я, усердно кланяясь

господам рыцарям.

- Не только нам, ты и всем стенам хмельной кланяешься. Однако вот тебе

два крейцера в обмен за труды.

- Благодарю покорно, благородный рыцарь. За каждый крестик на этих

монетах я положу по десяти за вашу душу.

- Не лучше ли выпить за мое здоровье? - сказал, усмехаясь, барон,

принимая бумаги. - Конечно, повестки от гермейстера?

- Приказы, благородный рыцарь.

- Приказы?.. Да что он смеет мне приказывать?..

- Где нам это знать, г. барон, - стать ли нам соваться не в свое дело!

На печати стоит часовой; да, впрочем, если б письмо было прозрачнее

киршвассеру, я, безграмотный, и тогда бы узнал не больше теперешнего.

- Правда, правда, - ворчал про себя Буртнек, - ты столько же можешь

судить о содержании писем, как моя легавая собака о вкусе перепелки,

которую приносит. Ступай себе, Фрейлих.

(Читает.)

- "Ба... ба... барону... Бур... Бур..." Провал возьми неучтивость

сочинителя и почерк писца; это так связно, как венгерская цифровка; по

крайней мере титул-то мой мог бы он написать большими ломаными буквами!

[Fraktur-Buchstaben. - Примеч. автора.]

- О! конечно, - сказал, не слушая его, рыцарь Доннербац.

- Без сомнения, - прибавила из другого угла тетушка, пересчитывая на

иглы петли полосатого чулка, который она вязала.

- Это еще учтивее, - примолвил с усмешкою доктор, - письмо написано

ломаным языком.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки