Электронная библиотека

подозревать, обвинять меня в гнуснейшем вероломстве и преступлении, едва

вероятном для самых закоснелых злодеев!

Слезы навернулись на глазах Всеслава. Все умолкли, наблюдая друг

друга. Какое-то злобно-радостное чувство просвечивало сквозь угрюмую

физиономию Мея, по его взор выражал то сожаление к Эмме, то ненависть к

обвиненному. Отто отирал серебряными волосами глаза свои, но ни одна слеза

не выкатилась, чтобы облегчить растерзанное сердце отеческое. С живым

участием, но с мучительною тоскою обвиненного человека, который жаждет и не

может утешить своих обвинителей, боясь упрека в ласкательстве, стоял

Всеслав между ими, но его взгляд был горд и покоен. Эмма в забытьи, с

бродящими окрест взорами, опиралась на плечо Отто. Все беды, все горести

слились для нее в одно тяжкое ощущение, в чувство хладного и немого

отчаяния. Картина была ужасна.

Молчание прервано было криком Сигфрида, щитоносца Эвальдова.

- Беда, беда... - вопиял он, вбегая в залу. - Горе и смерть нашему

бедному господину; он схвачен тайным судом; вассалы видели, как утром

провезли его связанного, и три зарубки на воротах это доказывают!

- Все погибло! - диким голосом воскликнула Эмма и как труп упала к

ногам Оттовым.

IV

В глухую полночь тайное Аренсбургское судилище [Тайное судилище

(Freigerichte, Femegerichte, Heimliche Gerichte), это пугалище средних

веков, из Германии с рыцарством перешло и в Ливонию. Заседания их

(Freistuhl) были в замках Арраше и Аренсбурге, где доселе находится

множество костей, в стену закладенных. Позывы свои оно делало и посредством

зарубок на воротах или на деревах. Впоследствии гроссмейстер Эрпингсгаузен

запретил особым декретом повиноваться сему суду, основанному вначале для

удержания насилий самосудных баронов и впоследствии превратившемуся в

скопище разбойников, влекомых корыстью или мщением. Слово Femegerichte

происходит от старинного саксонского слова verfemmen - проклясть, осудить,

лишить убежища законов (vogelfrei). - Примеч. автора] собралось под

открытым небом в дремучем сосновом лесу, осенявшем некогда берега Эзеля, -

собралось, чтобы судить привезенного рыцаря.

Нордеку развязали глаза, и он с изумлением увидел себя на поляне,

перед камнем судным. На средине его иссечен был крест; на нем лежали кинжал

и книга. Четыре факела, вонзенные в землю, проливали какой-то зеленоватый

свет на грозные лица присутствующих, и при каждом колебании пламени тени

дерев, как привидения, перебегали через поляну. Члены, опершись на длинные

мечи свои, закутавшись в мантии, сидели недвижны, вперив на обвиненного

тусклые очи. Черно было небо, гробовые ели шептались с ветром, и когда

стихал их говор, порой слышался плеск волн между камней прибрежных.

- Твое имя, рыцарь? - спросил председатель.

Нордек величаво стоял между стражей, закинув за плечо цепь и накрест

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
(C) 2009 Электронные библиотеки