Электронная библиотека

отвечал:

- Рыцарь фон Нордек, я пленник твой; делай что хочешь. Но ты видел под

Вейзенштейном, когда рубился я с твоими латниками, пугала ли меня смерть!

Ужели думаешь теперь застращать ею? Поверь, Эвальд, мне легче будет умирать

безвинному, чем тебе жить после злодейства. Впервые вижу я такое утончение

злобы: зачем было не умертвить меня на поле битвы, чтобы здесь выхолить на

убой!

- Затем, что ты был тогда лишь неприятелем Ордена, а теперь стал моим

личным врагом, моим кровным злодеем, похитив любовь легковерной Эммы!

- Рыцарь! Именем чести и доброй славы невинной супруги твоей требую

доказательств!

- Невинной?.. Давно ли волки проповедуют невинность лисиц? Давно ли

русские говорят о чести?

- Русские всегда ее чувствуют. Вы, германцы, ее пишете на гербах, а мы

храним в сердце.

- В твоем черном сердце - не бывало искры других чувств, кроме

неблагодарности, обмана и обольщения!

- Слушай, рыцарь, - вскричал Всеслав, вскакнув, - низко и в поле

ругаться над безоружным, но еще ниже обижать в своем доме. Я бы умел тебе

заплатить за обиду, если бы моя свобода и сабля были со мною!

- Ты будешь иметь их на свою пагубу, - отвечал в бешенстве Эвальд, - и

суд божий поразит вероломца!

- Когда ж и где мы увидимся? - спросил Всеслав.

- Как можно скорее и как можно ближе. Я удостаиваю тебя поединка,

чтобы иметь забаву самому излить твою кровь и ею смыть пятно со щита моих

предков. Оружие зависит от твоего выбора. Я готов драться пеший и конный, с

мечом и с копьем, в латах или без оных. Бросаю тебе перчатку не на жизнь, а

на смерть.

Всеслав хладнокровно поднял перчатку.

- Итак, на рассвете, - сказал он, - с мечами, пешие и без лат. У меня

нет товарища, а потому и Нордека прошу не брать свидетелей. Место назначаю

отсюда в полумиле, но дороге к Веро, под большим дубом. Там я жду обидчика

для свиданья, чтобы сказать ему вечное прости.

- Но куда ж спешите вы, благородный русский? - спросил Мей с тайною

радостию, подозревая, что Всеслав сбирается скрыться.

- Куда глаза глядят, - отвечал Всеслав, снимая со стены свою саблю и

шлем, висевшие в числе трофеев. - Чистая совесть постелет мне ложе в лесу

дремучем, и мне не будет там душно, как в этом замке, где меня берегли,

чтобы чувствительнее обидеть.

Он вышел из замка, со вздохом взглянул на окно Эммы и побрел в темноте

по сыпучему песку.

III

Светло и радостно встало утро над замком, но в замке все было угрюмо и

печально. Старик Отто, отец Эвальда, в беличьем полукафтанье, сидел в своей

комнате у окна; подле него лежала Библия, но он уже не мог читать ее, он с

беспокойством глядел в поле сквозь цветные стекла. Эмма, заливаясь слезами,

молилась перед распятием, и бледное лицо ее и белокурые волосы, разметанные

по плечам, ярко отделялись от черного камлотового, опушенного горностаями

платья, которое длинными складками упадало на пол.

- Не плачь, не крушись, моя милая, добрая Эмма, - с нежностию сказал

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
(C) 2009 Электронные библиотеки