Электронная библиотека

гибели. Пусть Эмма добродетельна, верна, - но ведь она женщина; она

прекрасна и, следовательно, тщеславна. Одним словом, Конрад, я истощу весь

арсенал обольщений: буду нежен как дамская перчатка, гибок как страусовое

перо; стану звенеть золотом и железом, пролью слезы и кровь, и волею или

неволею, но Эмма будет в моих объятиях - или Ромуальд фон Мей в когтях

демона. Что же до самого барона...

Конрад прервал его запальчивость, показав на часового, который

приближался к ним по зубчатой, стене. Рыцарь понизил голос, но по его

движениям, по его сверкающим взорам видно было, что дело шло о чем-то

важном. Конрад сомнительно покачал головою, и два злодея расстались.

II

Круглая зала Нейгаузена освещена была двумя большими свечами из

желтого воска, воткнутыми в двурогий железный светец. Пламя их веяло по

воле ветра, проникающего в неровный свинцовый переплет готических окон, но

блеск не достигал под вершину остроконечных сводов, зачерненных дыханием

времени, и только изредка отсвечивались по стенам щиты и кирасы и двойная

тень мелькала от оленьих рогов, между ими прибитых. Две тяжелые печи,

испещренные муравлеными украшениями, стояли друг против друга. Дебелый

дубовый стол занимал средину комнаты. За ним сидел рыцарь Ромуальд фон Мей

и беспечно стучал шашкою по доске... Игра была не кончена, стаканы

опрокинуты, и владетель замка Эвальд фон Нордек ходил быстрыми шагами по

зале. По неровному звуку его шпор, по волнению в груди заметно было, что он

вне себя; его лицо пылало гневом, и кровавые глаза разбежались.

- Да, да, - вскричал он, остановившись против Мея, - теперь вижу, что

был до сих пор слепцом, был игрушкою жены своей. И я был так прост, что

доверился этому русскому варвару, оставил волка в овчарне. Теперь не

дивлюсь, что жена моя... что Эмма, хотел я сказать, так нежно ухаживала за

его ранами, так жаловала его песни и разговоры. Теперь понятно мне, отчего

шепчут рыцари, когда я вхожу в их общество, отчего дамы так часто

спрашивают об ее здоровье. Лицемерная, неблагодарная женщина! Не я ли

презрел для нее все обычаи предков и все толки дворян - извел ее из пыли

ничтожества и из безродной сироты сделал владетельницей Нейгаузена; но что

более всего: не я ли любил ее так нежно, так пламенно! О, какое яркое пятно

положила ты на славное имя Нордеков! Что сказал бы теперь дед мой,

гермейстер Ордена, если бы такие обиды могли воскрешать мертвых, как они

умерщвляют живых!

- Думаю,. - сказал Мей двусмысленным голосом и пожимая плечами, - он

сказал бы то же самое, что и я повторяю: что люди завистливы и, статься

может, слухи об этой связи - пустые.

- Нет, друг Ромуальд, не утешай меня, как ребенка; я знаю, что

подобные вести позже всех доходят до ушей мужа, и, верно, уже они имеют

вес, когда ты, чужеземец, их знаешь...

Ромуальд встал, чтобы скрыть волнение души, и как будто нечаянно

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
(C) 2009 Электронные библиотеки