Электронная библиотека

- Бесстрастное творенье! разве не понимаешь ты, что нежданный возврат

барона разрушает все мои надежды: теперь Эмма станет еще неприступнее.

Впрочем, я на все решился, Конрад! Меняй свой заступ опять на кинжал,

поедем лучше галерою бороздить море. Право, доходнее резать турецкие

головы, чем сажать турецкие огурцы.

- Я всегда в вашей воле, рыцарь!

- Если б ты к моей воле прилагал и свою, - эта честолюбивая женщина не

ускользнула бы из рук моих!

- Пусть каждый шиллинг, от вас полученный, прожжет мой карман, если я

даром брал награды. Всякий раз, когда госпожа приходила сюда учиться

заморскому садоводству, я издалека заводил речь о вашей славе, о вашем

богатстве, потом о вашей красоте... Потом намекал о вашей любви, о вашей

страсти, рыцарь! Вы сами знаете, что есть вещи, о которых молчать

невыгодно, а самому их высказать нельзя... и эти-то вещи были все

рассказаны мною, - похвалы сыпались у меня, как чечевица.

- И просыпались мимо. Нет, ты не умел, Конрад, посеять в ее сердце ко

мне соучастия и взаимности.

- Благородный рыцарь! любовь растет скоро, как кресс-салат, но она

все-таки не огородный овощ. Ее зародить в баронессе было ваше, а не мое

дело. Впрочем - терпение!

- Терпение - добродетель верблюдов, а не людей.

- Может быть, не таких, как вы, благородный рыцарь; но вы сами видите,

как наш русский пленник Всеслав своею терпеливостью отбивает у поспешных

прекрасную Эмму. Ну, право, на него глядя, можно подумать, что он вырос в

школе странствующих миннезингеров: только и дела, что вздыхает, - а между

тем баронесса поглядывает на него очень умильно.

- Проклятый утешитель! Ты раздираешь мне сердце намеками, которые

давно мне кажутся истиною. Любовь палит меня, но еще более ревность грызет

душу. Так, я уже решился на все. Я хочу, я жажду удалить и мужа и этого

воздыхателя-новогородца, чтобы самому сблизиться с нею. Ты знаешь, Конрад,

что я говорю не с ветра и не на ветер; теперь требую твоего совета.

- Мое мнение, рыцарь, начать с гостя; то есть намекнуть барону о

склонности его супруги к Всеславу - и русский соперник ваш уберется

восвояси.

- Ты прав, Конрад; ты стоишь золотой петли за эту богатую выдумку.

Так, я неприметно волью в его чувства отраву, которая льется в моих жилах;

передам ему все затейливые подозрения ревности и с ним разделю ненависть к

общему сопернику, а потом найдем средство удалить и ненавистного супруга.

О! Я уже предвкушаю торжество мое: мои арабские бегуны умчат пас за

тридевять земель. Для Эммы сброшу я эту командорскую мантию, забуду почести

Ордена и славу света, чтобы в забытом углу его найти с нею счастие!..

- Скорее ваш меч разрастется в ножнах, нежели Эмма согласится

бежать...

- Но скорее рука моя будет вращать веретено вместо копья, чем я

откажусь от своего намерения. Для моей воли нет завета, ни препон - кроме

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
(C) 2009 Электронные библиотеки