Электронная библиотека

гермейстером, почтен равными себе, спешил Эвальд в объятия прелестной

супруги и друзей, ему обязанных. А теперь... о боже мой, боже мой! Кто

испытал вдруг столько душевных и вещественных несчастий! Обманут другом,

изменен женою, безвозвратно оклеветан, очернен пред рыцарством, перед

потомками, осужден беззаконно и безвинно на гибель, на смерть, на казнь!..

"Умереть легко, - думал он, - но умереть на поле чести или на ложе

предков, не на плахе потаенного палача, на которой не застыла еще кровь

какого-нибудь бездельника. Погибнуть столь внезапно, оставить без награды

лучших друзей, без отмщения злейших врагов!.. Умереть так темно, что ни

один наследник, даже для виду, не придет поплакать на прах мой... Его

развеет ветр, размоют волны и хищные птицы разнесут по лесам и болотам...

О, это ужасно, это нестерпимо!"

В отчаянии грыз Эвальд оковы, и слезы ужаса бесчестной смерти замерли

в очах его. К счастию человечества, сильные удары страстей

непродолжительны. Выстрел потрясает твердь, но исчезает мгновенно; так и

отчаянье Эвальда утихло, как стихает ниспавшая волна водопада. Казалось,

разум сжалился над несчастным и отлетел прочь. Настоящее, прошлое и будущее

смешались для него в хаос. Мечты, будто сонные видения, проходили,

кружились, сталкивались в воображении; но тусклое понятие не могло схватить

ни одной черты, ни одной мысли, - все было мрачно, как могила, и

безначально, как вечность. Наконец звук цепей извлек Эвальда из его

ничтожественного забытья.

"Может быть, - подумал он с горьким вздохом, - эти цепи заржавлены

слезами других обвиненных, до меня здесь погибших... Может быть, и они были

так же невинны, так же несчастны, как я!.. Их уже нет... Скоро и меня не

станет, и поздний потомок найдет наши имена, записанные в кровавой книге

преступлений!.. Худая слава живет долее доброй, и, статься может, имя

Нордека, которым гордились доселе рыцари ливонские, предастся на поругание

в веках грядущих. Так! Благодетели людей тлеют в гробах, наравне с теми,

кому благотворили они, а ненависть переживает поколения. Знаменитые подвиги

умышленно забываются завистью, неодолимые замки исчезают под бороною,

славные удары могучих снедают время и ржавчина, с сокрушенными от них

бронями, а между тем низкая клевета таится в архивах, и предатель-пергамин,

чрез сотни лет, выдаст сказки за истину, обесславит добрых и возвеличит

ничтожных злодеев!.. Но разве нет вечного судии, чтобы творить награду и

суд независимо от прихотей случая и обманчивых понятий человека? Разве нет

другой жизни, где все истина и все благость?.."

Сердце Эвальда смягчилось, общая судьба людей примирила его со своею

судьбою, и какой-то внутренний голос вопиял ему: "молись!" И Эвальд

молился. Правда, он часто забывал молитву в боях и на пирах, но теперь, на

пороге смерти, он молится, и молится не от страха, но от умиления сердца.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
(C) 2009 Электронные библиотеки