Электронная библиотека

еще о злодействах этого разбойника? Он, пользуясь смятением, похитил Эмму,

туда же увез сестру мою, нашу Эмму, - и, может быть... - как еще кровь не

брызжет из жил моих! - она поругана, обесчещена! Что же ты смотришь на меня

с таким изумлением? Да, там я нашел сестру, ту самую Марфу, которая еще

двухлетняя похищена была у родителей наших при набеге рыцарей на предместье

Пскова. Отто, отец Эвальда, сжалился над погибающей малюткой - привез домой

и воспитал как дочь, под именем дальней родственницы, не открывая никому

тайны ее рода, ибо он знал, как ненавидят германцы все русское племя. Я

узнал о том нечаянно, перед ее похищением, когда Отто хотел благословить

меня крестом русским для поиска об Эвальде. Брат! вот он, вот семейный наш

крест, вот и половина кольца с перста чудотворной великомученицы Варвары,

которым нас, близнецов, с Марфою благословил архиепископ, разломив на полы.

Подобный крест и полкольца уверили Эмму, - и я прижал к груди моей погибшую

сестру, я нашел ее, - и мы потеряли ее, может быть навсегда. О брат, брат,

мы ее потеряли!

- Чего же медлим, - воскликнул Андрей, - для чего ж волочим время в

рассказах, когда наш зять теряет, может быть, жизнь, а сестра честь свою!

О, как бы обрадовались наши старики такою находкою; а чего не сделаю я,

чтобы их обрадовать? В поход, товарищи!.. Мечите в море лишний груз -

надобно жертвовать драгоценным благороднейшему. На Эзель, в Аренсбург! в

этот притоп тайного суда, об котором довольно наслышался я, в это гнездо

плутов, которые во зло употребляют слово правосудие и льют кровь невинных.

- На Эзель, в Аренсбург! - восклицал Всеслав, вскакивая в ладью. - И

дай мне руку, брат, на смерть беззаконникам, если казнь уже постигла

благородного Эвальда. Я подкрадусь туда, как тать, и зарежу их, как

разбойник; в крови отцов утоплю детей, дымом пожара задушу все племя

злодейское, и пламень - знамя истребления разовьется над главами башен.

Якорь был уже поднят, когда Андрей послал одного из своих на берег.

- Возьми братнину лошадь, - говорил он ему, - и скачи по берегу, ищи

русских, расскажи им дело и сбери удалых в Ревеле. Там господами датчане, и

они будут с нами заодно. Если чрез два дни нет вести, то спешите на Эзель и

совершайте по нас поминки как знаете. Прощай!

Паруса размахнулись, и ладья, разбрызгивая волны, полетела по морю.

"Счастливого пути вам, други! - думал оставшийся новогородец на берегу. -

Спешите: ветер изменчив, и злодейство не теряет минут. Кто знает, на

избавление или на бесплодную месть вы спешите".

VI

Скован, как злодей, осужден, как преступник, лежал Эвальд на полу в

одной из башен аренсбургских. Неумолкающая тоска грызла его сердце, и все

насмешливые воспоминания счастия и все жестокие ощущения души будто нарочно

роились в воображении, чтобы отравить последние минуты жизни. Пять дней

тому назад он был счастливейшим человеком в свете. Увенчан молвою, отличен

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
(C) 2009 Электронные библиотеки