Электронная библиотека

восторг!

- Через три дня, в праздник пятилетия мира с немцами, в час полуночи, я

буду ждать милую Ольгу под окошком садовым; борзые кони умчат нас отсюда,

суматоха праздничная поблагоприятствует побегу, и на берегу чуждой реки

найдем мы покой и счастие и, может статься, дождемся благословения

отеческого.

Роковое да! излетело со вздохом. Любовники поцеловались еще и еще раз.

Прощальные слезы сверкнули - Роман удалился.

IIII

Они в ручной вступили бой,

Грудь с грудью и рука с рукой.

От вопля их дубравы воют,

Они стопами землю роют.

Дмитриев

Наступил день праздника.

Веселый звон колоколов огласил воздух, и Новгород , запестрел народом;

собираются стар и мал: граждане в церковь Софийскую, немцы к св. Петру.

Громогласно читают договорную мирную грамоту с рижанами и Готским берегом;

молебствие отходит, и все спешат от обедни к обеду на городище. Сановники за

столами браными ждут гостей, гости ожидают друг друга, И вот уже посадник

приветствует купцов ревельских, любских, армянских, союзников литовцев,

земляков россиян. Владыко благословляет яствы, гремит труба, и все садятся:

богач подле бедного, знатный с простолюдином, иноверец рядом с

православными. Всё смешано, все дышат братством и дружеством; благодатное

небо раскинуто одинаково над всеми. Казалось, тогда обновился пир Изяслава,

князя, любезного народу, угощавшего на этом же месте любимый народ свой.

Протекли с того дня три века; изменились князья Новагорода; зато

новогородцы остались те же. По-прежнему шумны как липец, по-прежнему гнев их

сердец опадает как пена, и незлопамятная рука новогородца охотно покидает

меч для кубка мирового, и недруги садятся друзьями за гостеприимный стол, за

хлеб-соль русскую.

Текут часы, течет вино рекою, и заздравный рог кружится между гостями,

и цветные наливки румянят ланиты пирующих. Смех и шум возвещают конец обеда.

Встают - и веселые, живые песни раздаются по берегу.

- Милости просим, алдерман Бруно, фогт фон Роденштейн, и все господа

рыцари немецкие и все ясные паны Литвы! - говорил ласковый Юрий Воеслав

приезжим. - Милости просим послушать песенок русских; певец Роман, верно, не

откажется потешить дорогих гостей наших.

Любопытные стеснились в кружок. Роман настроил гусли, робко окинул

взором собрание и запел о любви дочери Ярославовой Елисаветы к смелому

Гаральду, витязю Скандинавии, изгнаннику, великодушно принятому при дворе

новогородском. "Князь, - говорил ему мудрый Ярослав, - ты мил моей дочери,

этого довольно - меняйтесь сердцами и кольцами, но знай, что одними песнями

не купишь руки Елисаветиной, покуда слава не будет твоею свахою". "Иди и

заслужи меня!" - произнесла полумертвая княжна, и Гаральд полетел в Грецию,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки