Электронная библиотека

забыл поклониться, пораженный ее красою, боясь свести глаза с Ольги

пленительной. С младенческою подробностью припоминала она ту прелестную

весну, когда сердце ее распустилось, как роза, под дыханием первой любви;

тот незабвенный семик, когда впервые рука ее трепетала в руке Романа, когда

нехотя убегала она в резвых горелках от милого незнакомца и как будто

случаем с ним встречалась, с ним завивала березку и, когда Волхов умчал

гадальный венок ее, в глазах Романовых хотела прочесть будущую свою участь.

Припоминала места, где видались они, и тайные речи, и поступь, и одежду

сердечного друга. Иногда, опустив иголку, в обмане мечты, ей казалось как

наяву, будто Роман стоит перед нею в светло-синем кафтане своем, с

серебряными застежками, обтянутом около стройного его стана, в зеленых

сафьянных сапожках с золочеными каблуками! Казалось, она видела, как он

кланяется с обычною уветливостью, как отряхает русые кудри свои, как

закладывает шитые с бахромою перчатки за кушак шамаханский, и мимолетный

ветер чудился ей голосом любезного. Как любила слушать она Романовы повести

о дальних походах новогородцев, на поморье и на подолье, о битвах с

богатырями железными, с суровыми шведами, с дикими половцами и литовцами.

Она заслушивалась им, растворив окно светлицы над крыльцом отеческим, где

милый воитель беседовал за стопой кипящего меду, сидя с братьями Воеславами,

по субботам в час вечера, когда кончены все заботы недели, и тонкий пар

встает с бань приволховских, и река кипит пловцами. С каким трепетом, с

каким благоговением внимала она рассказу о недавнем нашествии Тамерлана, о

промысле всемогущего, спасшего Москву от гибели верою граждан, заступлением

девы пречистой, образом Владимирской богоматери [Тамерлан, или Тимур, с

московского пути обратился на юг России, как пишут современники, в самый тот

день (26 авг. 1395 года), когда москвитяне встретили сию чудотворную икону,

нарочно из Владимира привезенную, "Ист. гос. Росс", том 5. (Примеч.

автора.)]. С каким участием провожала Романа, плененного в Ельце, за войском

монголов, гонимых мечом невидимым из России! Описание вечно цветущей

Астрахани, коверчатых берегов закубанских и Кавказа, подпирающего небо

шлемом снежным, оперенным тучами, и грозного величия бича вселенной -

Тимура, его роскошный двор, его зверонравных подданных с их нарядами, с их

обрядами и забавами - привлекали внимание Ольги. "Добыча целого света,

запечатленная кро-вию миллионов людей, лежала горами в престольном стане

Тимуровом, - говорил Роман. - Цари и владельцы всей Азии служили хану

рабами. Ковры персидские, украшение дворцов Багдада, стали попонами

верблюдам, многоцепные пояса дев русских обратились в смычки собак;

багряницы князей веяли чепраками на конях победителя. Гордые моголы, нежась

на войлоках под шалевыми палатками Тибета, пили вино разграбленной Грузии из

священных чаш Царя-града". Сердце ее замирало, когда она внимала ужасам,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки