Электронная библиотека

- Слезы - вода, а про любовь ее, задуманную без моего согласия, не хочу

я и слышать.

- Если б даже ты угостил меня княжескими павлинами, я не останусь:

тоска племянницы отравит редкие твои яствы и дорогую мальвазию...

- Вольному воля! - повторил раза два Симеон, провожая брата.

Задумавшись, сел он под божницей, блестящей золотыми окладами и

венцами старинных икон, изукрашенных камнями самоцветными. Сватовство

Романа не выходило из его головы: участь дочери лежала на сердце; гордость

боролась с отеческою любовью. Больше всего на свете любил Симеон Великий

Новгород, но больше всего уважал богатство, и потому-то человек, не

отличенный еще согражданами, не наделенный счастием, с своими заслугами и

достоинствами, казался ему ничтожным. К этому присовокупилась давняя досада

за противность на вече, где Роман сильно опровергал его мнения. Симеон скоро

увидел истину; но старые люди редко ее прощают юношам. Расчетливость не

охладила в нем чувств, но тщеславие заставило желать для дочери жениха

именитого и богатого; судьба Романа решилась. Симеон не любил говорить

дважды.

"Брат посердится и уймется, - думал он, - а любовь девушки - лед

вешний: поплачет она, поскучает... и другой жених оботрет ее слезы бобровым

рукавом шубы своей!"

Бледен как полотно, выслушал Роман из уст Воеслава приговор свой.

Добрый Юрий был ему вместо отца родного; он старался смягчить отказ словами

ласковыми, льстил надеждой далекою; но мог ли обольстить несчастливца!

Сердце влюбленного чутко, взоры его необманчивы; Роман издалека прочитал

беду на лице благодетеля. В исступлении немого отчаяния, вперив неподвижные

взоры на дверь, долго сидел он на лавке дубовой, ничего не видя и не слыша.

Горькие вздохи вздымали грудь, занимали его дыханье; наконец природа взяла

верх: в два ключа брызнули слезы из очей юноши; он, рыдая, упал на грудь

великодушного друга.

В те времена добрые люди не стыдились еще слез своих, не прятали сердца

под приветной улыбкою: были друзьями и недругами явно. Воеслав плакал вместе

с Романом, и благодарная душа его как будто утешилась росою отрады.

II

Уста раскрыв, без слез рыдая,

Сидела дева молодая;

Туманный, неподвижный взор

Безмолвный выражал укор.

А. Пушкин

Милая Ольга не знала, не ведала о бывшем. В высоком липовом своем

тереме, в кругу нянек и сенных девушек, сидела она за пяльцами, вышивая

ковер шелковый, и между тем как нежная рука выводила узоры, воображение

рисовало ей блестящие картины будущего. Она краснела от удовольствия при

мысли, что на этот ковер, может быть, ступит она под венец с милым сердцу.

Воспоминание переносило ее к первой встрече с прекрасным юношею, когда он

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки