Электронная библиотека

богу; исполни мою просьбу, а молодых мольбу - отдай Ольгу Роману!..

Слово совет пробудило гордость Симеонову.

- Побереги эти советы для детей своих! - сказал он, нахмурив брови,

чтобы под суровостию чела скрыть слезы, навернувшиеся на глазах от речи

Юрия. - Старшему брату поздно жить умом младшего.

Долго длилось молчанье. Юрий, недовольный худым успехом сватовства,

видел, что он оскорбил самолюбие брата. Симеон досадовал на него за

противоречие, а на себя - за помин о старшинстве. Один глядел в косящатое

окошко, другой играл кистью своего узорчатого кушака; оба искали слов к

разговору и не находили. Наконец нетерпеливый Юрий решился избавить себя и

брата от затруднения уходом.

- Прощай, братец! - тихо сказал он, снимая со стопки бобровую свою

шапку.

- С богом, Юрий! Но почему ты не остаешься здесь ужинать? Я попотчую

тебя стерлядью и славным випом заморским.

- У тебя ль, Симеон, нет золота? - возразил брат его, Юрий Гостиный,

сотник конца Славенского. - Тебе ли желать богатого зятя, когда ты можешь

устлать деньгами всю дорогу его к церкви венчальной?

- Но кто мне порука, что не деньги влекут Романа к моей дочери?

- Его чувства, Симеон, его поступки: кто бескорыстно принес в жертву

родине свою кровь и молодость, кто первый запалил наследственный дом, чтоб

он не достался врагам Новагорода, тот, конечно, не променяет души на

приданое!

- Так не хочешь ли, братец любезный, чтоб я бросил мою лучшую, заветную

жемчужину в мутный Волхов, чтоб я отдал мою дочь за человека, у которого нет

три-девяти снопов для брачной постели [Брак сопровождаем был в старину

множеством обрядов: перед выездом в церковь жених и невеста ступали на

ковер, под венцом стояли на соболе, по приезде в дом жениха невесте

расплетали косу, которой уже не могла она показывать. Во время пира подруги

молодой пели приличные песни. При входе в спальню новобрачных осыпали хмелем

и деньгами, чтоб они жили весело и богато. Постель стлалась на тридцати

девяти снопах разного жита, и один из дружек, с саблею в руке, должен был

разъезжать всю ночь кругом брачной клети или сенника. (Примеч. автора.)], у

которого и любимый конь пасется муравою приятелей! Моей ли Ольге он чета? У

нее корабли в море, у него - журавли в небе.

- Брат! не порочь доброго гражданина! Сердце Романово стоит твоих

мешков с золотом, и в его жилах течет нехудая кровь детей боярских:

племяннице моей не стыдно сложить руку с рукою правнука Твердиславова

[Твердислав был посадником новогородским в 1219 году. О его великодушии

смотри "Ист. гос. Росс." Карамзина, том 3, стр. 172. (Примеч. автора.)].

- Да будь он потомок самого Вадима, и тогда без золотого гребня не

расплести ему косы моей Ольги и своей славной саблей не отворить кованого

ларца с ее приданым!

- Чудный человек! ты ищешь за свое добро купить себе горе, а дочери

несчастье. Ольга любит Романа; ее слезы...

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки