Электронная библиотека

грамоту; вот какое зрелище представилось изумленному Роману, когда он

опамятовался.

"Где я?" - спрашивал он у самого себя. Как давно забытый, зловещий сон,

мелькало в его памяти прошлое. Он смутно припоминал об условленном побеге, о

вече, о любви, принесенной в жертву отечеству, о вине пути своего; наконец

со страхом схватился за грудь... На ней уже не было хранительной сумки, ни

данных ему наказов, ни золота, ему вверенного. Обморок снова охватил чувства

Романа, испуганного сею важною потерею.

Атаман разбирал по складам письмо, сорванное с Романовой груди, и

гласно повторял каждую речь. Послушаем, что в нем написано.

"Наказ тысяцкого и посадников новогородских боярскому сыну Роману

Ясенскому! Добрые люди знают тебя за твою правду; мы уверены в твоей

верности; мы поручаем тебе дело тайное. Правда, ты молод, но ум не ждет

бороды, и нам не старого, а бывалого надо. Внимай: великий князь грозится на

нас войною. Не боимся ее, но не хотим лить крови христианской, если можно

того избегнуть; к этому один путь - золото. Бояре московские, сдружась

теперь с баскаками, любят стольничать добром народа; собирают татарской

рукою двойные подати, продают правду; обманывают князей и простолюдинов.

Итак, спеши в Москву; никем не знаемый, ты можешь выдать себя за иногородца

и тайком склонять на нашу сторону княжих сановников. Не жалей ни казны, ни

красного слова; представь им несправедливость требований, неверность счастия

в битве, силу Новагорода и упорство новогородцев, Корысть и нелюбовь бояр к

трудностям похода будут стоять заодно с тобою. Князь молод, и, может, ими

отговоренный, он отменит гнев на милость. Однако не полагайся на обеты, на

ласки придворных, - с ними дружись, а за саблю держись. Замечай сам за

всеми, поверяй все собою. Спи и гляди, и чтоб первая боевая труба слышна

была на Ильмене, чтоб не пал на нас князь, будто снег на голову. Крепко

держи наш совет на уме, тайною запечатлей осторожность исполнения, а в

остальном указ своя голова. Когда приложишь сердце к делу правому, святая

София тебе поможет и государь Великий Новгород тебя не забудет. С богом!"

Атаман, прочитав грамоту, заботливо бросился к лежащему без чувств

Роману, кропил его студеной водою, лил вино в посиневшие губы, - все

напрасно: смертный сои оковал члены юноши. Напоследок отозвалась жизнь в

Романе, мгновенный румянец, как зарница, мелькнул на щеках его, он поднял

отяжелевшие веки и удивился, увидя себя на коленях разбойника, между тем как

другой его окуривал жженым опереньем стрелы.

- Здравствуй, земляк! - сказал радостно атаман, смягчая грубый свой

голос.

Роман привстал, чтоб удостовериться, не сон ли это, и сомнительный взор

его остановился на приветствующем, - и быстрая мысль сорвала вопрос с

полуоткрытых уст.

- Понимаю! - возразил, усмехаясь, атаман. - Тебе чудно, что разбойник,

которому вчера разразил ты буйную голову, теперь ухаживает за тобой, как за

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки