Электронная библиотека

половицы бросает ее в холод. Красавица отворила окно. Все было мертвенно,

тихо в окрестности, и месяц плыл в зыбких осенних туманах. Изредка слышался

крик перепелки в нивах соседних; изредка бренчанье цепей на собаках,

стерегущих немецкий гостиный двор, раздавалось по Михайловской улице. Нигде

ни души. Нет условного знака, страшного и желанного вместе. Склонясь на

руку, уныло смотрела Ольга на сверкающий вдали Волхов, и тоска по родине

сдавила ее сердце. Прости, в последний раз, все, что семнадцать лет меня

радовало! Простите, добрые, милые родители! Ольга залилась горючими слезами,

и невольно упала на колена перед спасовым образом, и в теплой молитве излила

свою душу. Страсти улеглись в ней постепенно, и постепенно ярчей слышался

голос раскаяния. "Где найдешь ты покой, дочь ослушная, без благословения

родителей, тобою убитых? Проклятие отца отяготеет над тобою; грызение

совести и общее презрение будут преследовать тебя в жизни и заградят

грешнице небо; ты истаешь слезами, иссохнешь в объятиях мужа. Чуждый песок

засыплет глаза твои. Твое имя надолго будет укором!" Тронутая Ольга молилась

с новым благоговением, и благодать низлетела в ее сердце светлою мыслию.

"Нет! не огорчу, не обесславлю побегом родителей! - сказала она с

благородною твердостию. - Роман ослеплен любовью, но он меня послушает, - я

упрошу или оплачу любезного. Пусть буду несчастна, зато невинна!" Победа над

собою пролила небесную отраду в утомленные чувства красавицы, и ангел сна

осенил ее крылом своим.

Покойся, душа непорочная! Ты не одну еще ночь встретишь тоскою

бессонницы, не одно изголовье смочишь слезами, которых не осушит ни солнце,

как росу, ни поцелуй сострадательной матери, ни самое время, и долго тебе

ронять их на ветер, долго ждать друга милого!

V

Под звездным небом терем мой,

И первый друг мне - мрак ночной,

И мой второй товарищ ратный -

Неумолимый нож булатный;

Товарищ третий - верный конь,

Со мною в воду и в огонь;

Мои гонцы неподкупные -

Летуньи стрелы каленые.

Старинная песня

Под мраком ночи невидимкой миновал Роман Софийские ворота Новгорода и

на вороном коне поскакал по дороге Московской. Быстро, не озираясь, несся

он, будто русалка гналась по пятам, будто хотел умчаться от изменнической

стрелы. Пал холодный туман на поляны; тяжкая грусть налегла на сердце. Ветер

взвевал кудри Романа; широкие полы опашня трепетали на седле татарском, и

кривая сабля гремела, ударяясь о стремена. Протяжный звон службы всенощной

раздался с седой колокольни монастыря Хутынского и пробудил Романа от

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки